August 4th, 2015

просто так

1905. Немножко про персонажа, и отдельно умная мысль

Очень лень писать, поэтому напишу только о том, что упомянуто в чужих отчётах. И немножко боли.

Я с самого начала ехал на игру тем человеком, который стравливает между собой все стороны борьбы. И официальные, и неофициальные. Игрок это делал для того, чтобы, наконец-то, избавиться от проклятия игры всегда на стороне порядка. И чтобы сделать интереснее игру "1905".
Персонаж считал (и игрок с ним местами согласен), что нету правильного выхода из системы противоречий, поэтому нужен пожар, из которого возродится феникс. Максимальное раскачивание лодки.
У моей организации были взаимоотношения с РСДРП, Эсерами, масонами, английскими и немецкими шпионами, еврейскими заговорами, буржуазными заговорами, антибуржуазными заговорами, черносотенцами, кухонной интеллигенцией, студентами и даже немножко богемой. О государственных органах и тайной полиции и говорить не надо. Строил систему персонаж 25 лет до игры и потом ещё немножко на игре.
Вдаваться в подробности собственной деятельности на игре не очень хочу, но на вопросы отвечу.
Нажим был заметно перекошен в сторону условно-левых потому, что мой куратор направления правых Ребров утонул в генштабе и помогал Астальдо, ибо казалось, что ему тяжелее. А взаимодействия напрямую приводили к недостаточному результату.

Мне в целом удавалось удерживать "государственного прокурора" в узде стратегического замысла, но иногда этот прокурор вырывался на волю. Поэтому любая закрытая беседа была одновременно направлена на то, чтобы усилить конфликт, и на то, чтобы помочь органам государственной власти.

По моему мнению, Корейво не увольнялся со службы. Сначала был коротковременный отпуск, после которого он вышел и сказал министру юстиции Родзянко, что он в деле Зак.Собрания и чтобы его записывали. После чего активно позанимался несколькими судами, но не мог дожидаться самого процесса. Ещё вытаскивал жениха дочери из призывников с заменой на себя.
И ещё несколько раз сообщил нескольким министрам и другим чинам, что заодно проведёт там важное расследование, что они подтвердили. Так что думаю, что героя войны с тяжёлым ранением заметят, вспомнят и будут с ним взаимодействовать так же, как до отъезда.

Теперь про боль.
В целом я знал, что уезжаю в Манчжурию в один конец. И что в двух мирах быть одновременно невозможно. Но страшно больно от того, что "помер Максим - и хрен с ним". В мир войны (как мне казалось) я постепенно вписался, участвовал в командовании, меня принимали за своего, в конце пошли за мной в лобовую атаку, без которой было нельзя. Врачи военные мной в поезде занялись, отложив всех в сторону.
А дальше меня тупо забыли в поезде все ехавшие в нём, кроме жениха дочери и по-жизни со мной знакомого Тигрыча. А остальные на радостях, сдав пару раненых в госпиталь, побежали праздновать выборы в Думу. Я выполз из госпиталя полумёртвый, добрался с трудом до площади, гляжу - народ стоит. Все радостные. Проталкиваюсь через толпу, вижу, сидят товарищи по оружию со знаменем, под которым я только что в атаку шёл. Сажусь рядом, они на меня просто не смотрят, а жандарм говорит, тут мол депутаты сидят.
Ладно, начинаю по внутреннему кругу идти, сталкиваться взглядами с теми, кто меня уговаривал не бросать страну и не уезжать на фронт. Никто не узнаёт, не реагирует. Министр юстиции, который меня полчаса уговаривал в этом всём участие принять, просто отворачивается.

Что ж, думаю, новый мир меня не впустил, а старый забыл о существовании.Ладно, пойду со старым другом выпью, а там посмотрим. Подхожу, толкаю Феликса в плечо. Сильнее толкаю. Очень сильно толкаю. Он поворачивается ... и отворачивается. Правда потом, всё-таки, поворачивается, осознаёт и выходит. И не очень понимает, о чём я говорю.
Поэтому я час не мог нормально с людьми разговаривать.

А теперь умная мысль.
На самом деле, сложившаяся ситуация нам урок, что мастер должен в момент управления игрой каким угодно способом дешаблонизировать своё сознание. Убрать стереотипы. Мы все помним, что генераторами напряжения в 1905м году были низшие слои. И продолжаем мыслить так же, мол всё равно рабочие должны добиваться. Не мед страховку - так коллективное управление, и так далее. Но на самом деле, генерация конфликтов с условно-социалистами была провалена, т.к. Система шла на все их требования. Потому, что видные представители Системы решили, что они не в конфликте, а над конфликтом. Как вроде бы не лично Святополк-Мирский, Трепов и Коковцев пострадают от того, что рабочим всё дадут. Не у них кончатся деньги, не с ними перестанут общаться друзья. Не у их соседей разорятся поместья. И не в их министерстве поувольняются сотрудники. А где-то в другом месте будут проблемы. Т.е. те, кто должен был сопротивляться, встали в позицию, что они вроде как над конфликтом.
Значит, надо было активизировать другую сторону конфликта. Или этих вернуть обратно, но это сложно.

Поэтому надо было придумать, как дворянам не просто страдать от повышения цен, а заговор с целью свержения устроить. Как чиновникам попроще и побыстрее на забастовку выйти, чтобы их другие чиновники не остановили и на совесть не нажали. Как буржуазии сворачивать производство за нерентабельностью. И так далее.

Я вот для себя запомню, что в процессе следующего слива надо сесть, вспомнить всех участников конфликта и решить, как можно не только надавить, но и простимулировать каждую сторону. Если на верхнем уровне не выходит - на низовом.